Центр спортивной физиологии и биомеханики
Москва, ул. Крылатская, 10
(здание Велотрека)

Интервью с Анатолием Петровичем Наумовым

Интервью с Анатолием Петровичем Наумовым

Беседовала Татьяна Рвачева (Т.Р.) ЗМС по спортивному ориентированию на лыжах. Двукратная Чемпионка Мира и обладательница Кубка Мира.



Анатолий Петрович Наумов (А.П.) тренер удивительный. Он воспитал четырех МСМК по легкой атлетике и довел до побед на Чемпионатах Мира по ориентированию (вело, беговое и лыжное) еще трех спортсменок. При этом, его официальная квалификация только тренер первой категории. С одной стороны его профиль — бег, но круг видов спорта, в которые он погружен, намного шире: легкая атлетика, лыжные гонки, биатлон, триатлон, ориентирование, в общем-то, все виды на выносливость. Его подход к ведению тренировочного процесса и прост, и сложен одновременно. Он придерживается принципа построения плана “от состояния”, что сейчас не является революцией. Но состояние учится чувствовать и анализировать сам спортсмен. Большого новаторства нет и в методическом построении тренировок. Но Анатолий Петрович умеет пользоваться доступными средствами и методами так, что, порой, одна мелкая деталь на разминке перед стартом может в корне поменять состояние и результат спортсмена. Я сама более десяти лет тренировалась по планам Анатолия Петровича. Вместе мы добились с Анатолием первых, еще юниорских, побед на международных стартах, вместе прошли мой последний сезон, когда завоевали Кубок Мира. Но, несмотря на долгое знакомство и дружбу семьями, для меня многие части его биографии стали сюрпризом. 


Как быть в “теме”, но при этом не в “системе”. Интервью получилось об этом.


Т.Р.: Анатолий Петрович, расскажите, пожалуйста, откуда вы и как пришли в спорт?


А.Н.: Я из Воронежской области, маленькой деревни. Выписывал газету Советский спорт. В восьмом классе начал бегать сам, и в газете увидел объявление, что можно поступить в институт физкультуры в Малаховку. В этот момент я задумался о высшем образовании. 

У меня есть две сестры, все “от сохи”, а это был путь в Москву. Большой чемодан. Кто в актрисы, кто в певицы, а я в институт физкультуры. 


Т.Р.: А как можно в восьмом классе просто начать самому бегать? Для этого же какая-то мотивация должна быть?


А.Н.: В школе была физкультура, сдавали ГТО. На уровне школы по задаткам был лучшим среди колхозников. Деревенское здоровье. С точки зрения потенциала сейчас понимаю, что задатков не было. Бегать начал просто, скорее, от нечего делать. Взбрело в голову, что нужно делать по две тренировки. Утром 5 километров, чтобы проснуться, вторая тренировка спринты, подтягивания, ОФП, прыжковые. Ориентировался на нормы ГТО.

В деревне скучно, ко мне присоединились еще трое. Начал готовить их параллельно с собой. Кто-то бегал в резиновых сапогах, в галошах — подвязывали, чтобы не спадали. На интуиции использовали бег по холмам. Выступали потом на школьных и районных соревнованиях. Лучше всего шло метание гранаты, 56м.


Т.Р.: Очень забавно. Сейчас от скуки восьмиклассники чаще берут в руки телефон. Школа воронежская, деревенская. Институт почти московский. Как готовились к поступлению?


А.Н.: В институт физкультуры сдавали химию, физику, литературу (сочинение), специализация и офп. Родная тетя была учительница. Она подсказала хорошую книгу Хомченко — Олимпиады по химии. Оттуда знал все формулы. Еще читал модный журнал Квант. Сверх программы читал книги по литературе, физике. День строил так: утром час на бег, потом час на литературу, физику, химию. Потом подтягивания. Потом лег, опять читаю. Потом на речку, опять перекладина. Так складывался восьмичасовой рабочий день за книжками, плюс два часа на физическую подготовку. 


Т.Р.: Откуда у деревенского мальчишки такая тяга к знаниям, чтобы читать еще сверх программы?


А.Н.: Меня папа до сих пор обыгрывает в шашки. От него умение мыслить, читать, познавать, пытливый ум. Задатки, как в любом виде деятельности, либо есть, либо нет.


Т.Р.: Вернемся к институту физкультуры. Можете чуть подробнее рассказать, как поступали?


А.Н.: Я вообще особо не знал и не понимал, куда ехать и зачем, куда я суюсь. В тот год, когда поступал, еще подавались 13 человек из сборной Союза. Уровень подготовки ребят был минимум Мастер спорта. Мне помог уровень знаний и направление из колхоза, которое взяли родители. Оно позволяло поступить, при отсутствии отрицательной оценки. 

Химию, физику и сочинение — знал все. “Валили”, ставили 3-4. Я оспаривал, решал другим способом, хоть говорили, что неправильно. Ставили “тройку”, не могли поставить “неуд”. По физике преподаватель совестливая попалась, сказала не могу поставить ниже “четверки”. Сочинение было анонимное. Поэтому оценка 5/5. “Коммунисты — ум, честь и совесть нашей эпохи.” Я ведь перечитал всю библиотеку школьную, до дыр. Военные, исторические книги. Бег на 1500 м, 100 м, толкание ядра — там уже не завалишь. В итоге приняли на кафедру легкой атлетики. Малаховка в тот момент была филиалом Смоленского института физкультуры. Профессорско-преподавательский состав был очень представительный. И тренироваться можно было.


Т.Р.: Какой у вас дальше был путь в институте?


А.П.: Конечно, учился, тренировался, как все. Как спортсмена меня погубило то, что я больной пробежал на соревнованиях. И дальше тренировался в состоянии полного срыва адаптационных процессов, когда правильная физиологическая реакция в организме просто отсутствует. В итоге — дистрофия миокарда с дальнейшем букетом всяких медицинских и психологических проблем.


Т.Р.: Да, я помню, ваше строгое правило, ни при каких обстоятельствах не выходить больной на старт. В итоге пару раз я вас ослушалась. Оба раза долго выкарабкивалась. Не стоит оно того.


А.П.: Конечно, здоровье — одно.


Т.Р.: Какой у вас был лучший результат на соревнованиях?


А.П.: Вообще, я бежал 3 км 8:15, но потом выходил на соревнования и выдавал только 8:36. Думал, размышлял, почему были неудачные выступления. Ум-то пытливый. Обсуждал с ребятами. В итоге безграмотных тренировок здоровье было основательно подорвано и, слава Богу, хватило ума на этом прекратить свою деятельность в качестве спортсмена. Потом были первые шаги в качестве начинающего тренера. Человек 5-7 из группы перешло ко мне, поверили в меня. 


Т.Р.: Если в вас верили спортсмены, то почему не пытались донести свою систему до руководства?


А.П.: Пытались. Но советская система не принимала.

Например, Олимпиада Московская 1980. Наши спортсмены имели результаты на уровне мирового рекорда, а пробежать  на главном старте по своему уровню не смогли. Основная причина — неумение подвестись. Я написал статью о возможных причинах неудачи. Приехал Советский спорт, попросили для публикации рецензию у какого-нибудь профессора. Все отказали, кроме профессора-штангиста Воробьева. Но сказали от штангиста нельзя — другой вид спорта. В итоге не опубликовали, сказали, “что за крамола”. Попросили написать о детско-спортивной школе, нам нравится как пишешь. Отказался.


Т.Р.: После института где в итоге работали тренером? И как вы нашли свою самую талантливую ученицу и жену Алевтину? Я так понимаю, на ней вы в полной мере испытали свою методику подводки.


А.П.: Я числился тренером в Московской областной школе олимпийского резерва. 

Алевтину подкинул Валуев Вячеслав Александрович (известный тренер по лыжным гонкам). Она поступила как лыжница. Тогда Валуев подошел, попросил заявить на соревнования. Она пробежала 3 км 10:11 без подготовки. И я её стал убеждать, что в легкой атлетике получится больше. Стали готовиться, тренироваться, ездить в манеж. Результаты пошли сразу в первый год. Выполнила КМС на 3 км — 9:39, 1500 м — 4:28. На Чемпионате России бежала 3 км за 9:12, по нормативу МС. Но очевидных спринтерских данных не было, нам посоветовали пойти в марафон. Первый марафон был 3:05, потом 2:48. Увидели перспективу, стали готовиться, была цель — Олимпиада в Сеуле 1988 года. Отбор был в городе Ужгород. Алевтина бежала одна, в итоге показала фантастические 2:29:49. До сих пор там ее рекорд стоит. Она на финише выдохнула и пошла дальше. Но я не пил много водки с руководителями, поэтому нас заставили пробежать еще один отборочный марафон через полтора месяца, что на своем здоровье нам было нереально. Она сошла. На Олимпиаду поехали другие люди.

Решили, что пора рожать. И ушли в коммерцию. Задача стояла выиграть марафон и заработать денег. Алевтина бегала в Австралии, Японии, Швеции. Заработали на квартиру. 

За счет правильной методики тренировок, закончила бегать в 46 лет. Пробежала около 60 марафонов. В городе Кливленд выигрывала 2 раза. На Нью-Йоркском была шестой,  старшие тренеры сборной СССР испортили подводку к соревнованиям, рядом меня не было, а созвониться вовремя не смогли. Сейчас у нас двое детей, двое внуков, Алевтина работает детским тренером по легкой атлетике в городе Лыткарино. 


Т.Р.: А в сборную вы больше не пробовали отбираться?


А.П.: Нет, мы поссорились в 1991 году со старшим тренером сборной СССР. Мне довольно четко говорили, что делать, а мы хотели тренироваться по своим планам. Сказали, что больше вы здесь не появитесь. Поэтому мы стали заниматься коммерцией, как все.


Т.Р.: Как родилась ваша методика, теория подводки к соревнованиям?


А.П.: Подсказал личный опыт. Например, я два раза пробежал 30 км. Первый раз накануне старта бежал, летел. А в день самого старта проиграл себе 3 – 5 минут. Второй раз приехал за компанию, выступать вообще не собирался, но пробежал случайно очень успешно. Ну как случайно — интуитивно. Последнюю трешку бежал на 9 минут. 

Ну и загубленное сердце стало толчком к глубокому анализу процессов в организме.

После института стал перечитывать заново спортивную литературу. Выдающегося

Лидьярда, Каунсилмена — “Наука о плавании”, Воробьева Аркадия Никитича, он двукратный олимпийский чемпион по штанге. Изучал, перечитал все более-менее значимые труды на тот момент.

Вывел для себя несколько важных аспектов. Если кратко, то спортивная тренировка — это набор средств и методов тренировки, управление тренировочным процессом (по системе критериев и оценки), подводка (с точки зрения физиологических механизмов). Иногда мне кажется, что это просто плод моего больного воображения. Но это работает.

В процессе каждой тренировки мы постоянно оцениваем физическое состояние спортсмена. Я разработал методику оценки состояния физической работоспособности, на основании определенных критериев. Суть грамотной тренировки в том, чтобы спортсмен сам научился понимать основы физиологических процессов, которые с ним происходят в ходе тренировки. Средства и методы, которые я использую тренировках, давно известны. Основная изюминка эффективного подхода состоит в грамотном управлении тренировочным процессом. И, самое главное, точной подводке организма спортсмена к определенным стартам. Статистика выступлений лучших спортсменов мира показывает, что развить свою спортивную форму в процессе годичного цикла подготовки — не самая сложная задача. А вот быть на главном старте сезона на пике своей спортивной формы — это уже очень большое тренерское искусство. Поэтому, на многих крупных официальных стартах прогнозы не сбываются. Часто побеждает тот, кто правильнее и точнее подвел свой организм в данный момент главного старта. К сожалению, понятные спортсмену и тренеру механизмы подводки в научно-методической литературе практически не описаны. Поэтому, пришлось создавать собственное представление об этом сложном физиологическом процессе, да еще, чтобы он был ясен любому думающему спортсмену.


Т.Р.: Я понимаю, о чем вы говорите, потому что мы много с вами работали. Фактически, это настоящая учеба для спортсмена, в которой теория важна не меньше, чем практика. 

А к разным дистанциям подводка должна быть разной?


А.П.: Конечно, это совершенно разные механизмы подводки, собираетесь вы бежать 800 м или марафон. Величина накопления адаптационного резерва и механизмы физиологической деятельности к каждой дистанции разные, и требуют разных подходов в подводке. И особая подводка нужна, когда соревнования многодневные, как при квалификационных забегах в легкой атлетике, или, когда много дисциплин, как в лыжных гонках, биатлоне, ориентировании.


Т.Р.: Помню наши баталии, какой из серии стартов сделать главным, а к какому нужно подойти в нагрузке. 

Анатолий Петрович, насколько я понимаю, официально тренером вы работали только в самом начале пути, потом долгое время была только Алевтина, потом уже стали появляться другие спортсмены, но все это, как будто, на общественных началах, при том невероятно богатом опыте, который у вас есть.


А.П.: Да, все правильно. Я никогда никого особо не набирал. Ребята сами ко мне приходили. Был парень бежал 2:16 марафон. Уровень МС много ребят было. Была девочка из Канады, стабильный результат 2:28 – 2:29, Корчагина Людмила. Выступала успешно на марафонах.

Ну а потом постоянно общались с твоими родителями, ты помнишь. Захотелось тебе помочь. Пошло–поехало. 

Потом стали попадать люди с какими-то проблемами. Когда у спортсменов все хорошо, не загнали, то не приходят. Обращаются, когда что-то то с сердцем, то с суставами. 

Никому не отказываю. Сейчас на постоянной консультации 8 – 9 человек. Столько лет я занимался другими вещами, но спорт для меня всегда был самым интересным. Есть тяга  всех научить хотя бы элементарным знаниям по управлению тренировкой, чтобы не нанести вред здоровью.

Все свои наработки раздал, рассказал, мне не жалко, хочется, чтобы они работали. Тренеров консультировал. Но спортсмена гораздо легче научить, чем тренера, который давно уже не бегал и не тренировался. Поэтому я очень рад знакомству со студией MySportExpert, мне нравится их здравый и осмысленный подход к тренировочному процессу. И я очень рад проводить вебинары и лекции в MySportExpert.

Видео - интервью с Анатолием Петровичем Наумовым

Больше статей по теме

Акции Октября

Скидка на вело аксессуары и вело товары

Скидка 50% для друга на услуги биомеханика вело и бега

Все кто сделала 3 фита за этот год, 4-ый бесплатно

При покупке велосипеда в MySportExpert, настройка посадки Бесплатно

Никогда не мечтала, а финишировала. Нина Сухарева о подготовке и прохождении скандинавского Ironman 70.3

За окном март 2019 года. Ровно год назад я возвращалась с солнечного Кипра и думала: «Зачем в моей жизни присутствует столько спорта?»

Услуга Спортивный психолог

Почти каждый спортсмен от любителя до профессионала рано или поздно сталкивается с проблемой мотивации. Изнуряющие нагрузки сказываются на настроении и желании работать. А перед выступлением на соревнованиях...

Почему тренировочный план не может быть догмой

Если у вас есть тренировочный план, написанный тренером или составленный самостоятельно, то наш главный инстинкт — сделать все тренировки до конца. Иногда эта слепая преданность плану может нам навредить...
Есть вопросы? Пишите в любое удобное время